(no subject)

Основная проблема нынешнего мироустройства

Идеальное общество невозможно, ибо требует для себя идеального человека.

Хотим мы этого или нет – общество, социум изначально неоднородны сами по себе. Все люди рождаются разными как по потребностям, так и по возможностям. Человеческие мозги различаются между собой настолько сильно не только качественно, но и количественно, что можно говорить о различиях на видовом уровне. Это стало известно не так давно, как только неврологи узнали, что различие отдельных структур коры головного мозга не только достигают до сорока раз по величине, но и просто могут у отдельных людей элементарно отсутствовать. То есть некоторых полей и подполей неокортекса у части человечества может не быть изначально, и это вполне нормально. Иначе говоря, медведю с собакой легче понять друг друга, нежели отдельным людям.
Эта истина ключевая, базовая для последующих выводов.

Потребности крестьянина из глубинки или пастуха на горных пастбищах в разы отличаются от потребностей горожанина, и на порядки от потребностей так называемой элиты.
Это не хорошо или плохо – это есть, это факт нашего бытия, и с ним нельзя не считаться.

В то же время имеется постоянный конфликт между желанием иметь те или иные блага цивилизации - и правом обладать оными.
Смешно думать, что права обладать этими самыми благами у человека, который много работал, учился, или просто одарён богом определёнными талантами точно такие же, как у обыкновенной среднестатистической посредственности, не одарённой ничем, кроме огромного комплекса неполноценности, и, ни на чём не основанных амбициях. При всём моём уважении к этой самой посредственности, ибо я сам родом оттуда, и таких, увы, большинство.

Однако, основная проблема современного мироустройства состоит в том, что пришедшая к власти тем или иным способом весьма небольшая часть общества начинает максимально ограничивать доступ в свой круг, любое поступление извне.
То, что любая замкнутая система обречена на вырождение - факт, не подлежащий обсуждению. Но, из века в век, человечество наступает на эти грабли, и, сформировавшиеся тем или иным способом элиты категорически противятся притоку «свежей крови», отключают так называемые «социальные лифты», что рано или поздно приводит либо к силовой смене элит, либо к распаду государства.

Создаётся впечатление, что привычка у некоторых пилить сук, на котором сидишь, является банальным элементом механизма естественного отбора, путём, которым движется эволюция социального мироустройства общества.
Ясно одно, что монополизация тех или иных процессов, есть неизменная фаза развития большинства систем, но именно это желание, воплощённое в жизнь, доведенное почти до абсолюта, приводит через какое-то время к краху этих систем, и появлению на их обломках нового, эволюционно более совершенного. Видимо, таковы законы мироздания.

Опасность этих процессов довольно быстро осознали элиты США и некоторых других капиталистических государств. Ими были предприняты соответствующие меры, ряд законодательных актов, ограничивающих права промышленных монополий, но не затрагивающий права на власть определённого круга американского и прочих истеблишментов, монополизировавших, по сути, это право.
В Америке получилось, по крайней мере на этом историческом этапе, создать весьма достоверную иллюзию у американского народа того, что он, народ, действительно кого-то там выбирает. Причём, не важно – кого. Президента, конгрессмена, местного шерифа… В любом случае процесс в подавляющем большинстве случаев управляем и предсказуем.

Самый большой секрет нынешних элит, как ни парадоксально, это секрет Полишинеля – толпа управляема, причём очень легко.
Уже известны способы, с помощью которых можно сформировать так называемое «общественное мнение», опереться на мнение «нации», или какого-либо «большинства» при решении тех или иных проблем, достижении тех или иных целей.

Причём, в большинстве случаев это будет стопроцентная правда – народная масса, управляемая с помощью довольно несложных технологий, проголосует, и абсолютно свободно и добровольно выскажется так, как нужно нынешней власти.

Что характерно, это не помешает в случае критического изменения ситуации доселе послушному электорату с тем же энтузиазмом разорвать в клочки тех, кому они год-два назад с восторгом рукоплескали и носили на руках.
Всё выше изложенное, абсолютно без изменений можно перенести с отдельных наций или народностей на отдельные расы.

Меня, после изложения нижеследующих умозаключений наверняка обвинят в расизме апологеты демократии и интернационализма, и будут, кстати, абсолютно правы – я расист.
Но не в том смысле – «блага и права только для белых, различные ограничения только чёрных, красных, жёлтых»…т.е. в смысле апартеида, нет.
Просто каждая раса на планете чисто исторически, эволюционно получила разные возможности для развития цивилизации. По крайней мере, в том смысле, какой мы сегодня вкладываем в это слово - смысле технократическом, строительстве общества потребления.
Я не уверен на 100% в правильности этого пути, но сейчас не об этом. Самое главное, что основной вклад в цивилизацию в её нынешнем виде внесла именно белая раса. И неважно, чем был вызван этот вклад – климатом, строением мозга, непрерывными войнами или другими факторами, но факты неоспоримы – все основные научные достижения связаны именно с белой расой.
Это, безусловно, не даёт права белым ставить лавочки с надписями «только для…», строить индустрию расизма, нет. НО, не признавать заслуг белой расы именно в плане достижений современной цивилизации бессмысленно.

Сторонним непредвзятым наблюдателям отчётливо видно, что так называемая расовая толерантность заводит как Америку, так и Европу в тупик, а в исторической перспективе - ведет к краху.
Чёрное население Америки категорически не желает работать. Жить на соцдотации, ложащиеся тяжким бременем на работающую Америку, сверхприбыльный криминальный бизнес – вот их основной образ жизни.

Мало того, подобно гусеницам, пожирающим дерево на котором живут, они уничтожают социум того места, куда добрались – пример убитого Детройта яркая иллюстрация.
Индейцы, годами живущие в резервациях на те же дотации, без малейшего желания для социального роста - за редчайшими исключениями, лишь подтверждающими правило. Примеров масса, дело не в них, главное – помимо права, назначать и вершить мировые законы, у белого сообщества есть и обязанности, а вот этими обязанностями оно беспардонно стало пренебрегать, трактуя их исключительно в свою пользу. Мало того, всё чаще звучат декларации, что одни белые «белее» других, и поэтому у них больше прав. Скорее всего, это закончится глобальной катастрофой и новым витком эволюции.

Из показаний немецких военнопленных. Защитникам мальчика "который нервничал и случайно покаялся"



ГРАФ: Пехота рассказывала, что когда они сопровождали русских в тыл, пленные 3-4 дня не получали никакой еды, начинали падать. Конвой всегда был наготове, от себя добавлял им по черепушке, и те уже лежат мертвые. Остальные на них набрасывались, раздирали и сжирали прямо на месте.

НОЙФФЕР: Транспортировка русских в тыл от Вязьмы - вот где был ужас.
РАЙМАНН: У нас тоже был ужас, я однажды сопровождал поезд от Коростеня почти до Лемберга. Их как животных выгоняли из вагонов, поддавая палками, чтобы они сохраняли строй и порядок, гнали на водопой. На вокзалах, там были такие корыта, они как звери на них кидались и лакали воду, потом им давали чуток поесть. Потом их снова загоняли в вагоны, 60-70 человек в телячьем вагоне! На каждой остановке вытаскивали по десять трупов, они задыхались от недостатка кислорода. Я слышал это, я ехал в вагоне лагерной охраны и спросил фельдфебеля, такого студентика в очках, интеллигента: "Как долго Вы этим уже занимаетесь" "Четыре недели, но я уже больше не выдержу, я хочу прочь отсюда, я не могу больше терпеть". На станциях русские смотрели из щелей в вагонах и как звери ревели по-русски "Хлеба! Боже милостивый!" и пр. и выбрасывали свои старые гимнастерки и сапоги, потом появились дети и принесли им тыквы. Тыквы забросили внутрь, и сразу послышался грохот и звериный рев, вероятно, они друг друга мутузили. Я был просто никакой, сел в угол, натянул шинель на голову. Спросил охранника: "Что, у вас нет еды?" Он сказал мне: "Господин подполковник, откуда ж ее взять. Ничего не подготовлено".
НОЙФФЕР: Нет, нет, на самом деле, просто непредставимый кошмар. Один лишь конвой пленных после Вязьмы и Брянска, пленных вели пешком, до Смоленска. Я часто проезжал этот участок на машине - кюветы были полны расстрелянных русских - кошмар!

СИРИ: Об этом нельзя говорить вслух, но мы были слишком мягки. И сейчас мы в западне вместе со всеми жестокостями. Но если бы мы были на сто процентов жестоки - чтобы люди исчезали бесследно, тогда бы никто ничего не сказал. Полумеры - вот в чем ошибка.
На Востоке я раз предложил в корпусе - там было так, что надо было отправить в тыл тысячи военнопленных, но не хватало охранников. Во Франции всё бы было в порядке, француз настолько дегенеративен, ему скажешь было: "Иди туда-то и там доложи о своем прибытии на сборном пункте военнопленных", и эта глупая обезьяна действительно туда шла. Но в России между передним фронтом танков и плотной массой войск за ним было 50-80 километров, два-три дневных перехода. Никакой русский туда не дойдет, отпусти его, он пойдет, пойдет, а потом раз, влево-вправо, и уже в лесу и там живет себе спокойненько. Ну я и сказал: "Что поделать, надо отрубать людям ногу или ломать ногу, или ломать правую руку, чтобы они в ближайшие четыре недели были не боеспособны, и поэтому их можно было бы собрать". Такой крик поднялся, когда я сказал, что надо просто врезать людям ломом по ноге. Я тогда еще и сам полностью не осознал, но сегодня считаю, что был прав. Мы же видели: мы не можем вести войну, потому что мы недостаточно жестки, варварства нам не хватает. Не то что русским.
ГЕРИКЕ: В России, в прошлом году, небольшой немецкий отряд послали в одну деревню с каким-то заданием. В местности, занятой немцами. В деревне на отряд напали и всех убили. После этого прибыла карательная команда. В деревне было 50 мужчин. 49 были расстреляны, а последнего гоняли по всей округе, чтобы все знали, что произойдет с населением, если нападать на немецких солдат.
КЕРЛЕ: На Кавказе, в первой горно-егерскoй, если кого-то из наших убивали, лейтенанту даже не надо было ничего приказывать. Пистолет выхватили, женщин, детей, всех, кто попал под руку...
КНАЙПП: У нас раз под Новгородом партизаны напали на конвой с ранеными, всех убили. Через полчаса их схватили, бросили в песчаный карьер и со всех сторон из автоматов и пистолетов...
КЕРЛЕ: Таких надо не расстреливать, их полагается убивать медленно. Казаки в борьбе с партизанами были то, что надо, я видел на южном фронте.


Collapse )

Читайте, показывайте своим детям, чтобы они знали, что такое фашизм, который остановил СССР ценой гибели 27 миллионов наших сограждан, и многие из этих миллионов погибли в плену и будучи угнанными в рабство в Германию.

Прошу распространить:

А русский я до самых недр


Недавно был в Берлине. Вечером зашел в бар, не в «Элефант», как Штирлиц, но чем-то похожий. Сижу пью кофе. А у стойки три молодых и очень пьяных немца. Один все время что-то громко вскрикивал и порядком мне надоел.